Кумиры танго

Мы тоже любим Аль Пачино, Шварца, Джоли с Питтом, Фёрта и Бандераса, Ван Дамма и Монику Белуччи в танго-образе за то, что это они и за то, что это танго (ну, почти)). Еще мы любим универсального танцора Пабло Верона в великолепном фильме «Урок танго». Но речь не о них, а о людях, посвятивших жизнь обучению танцу и культуре аргентинского танго. Чьи слова повторяют, видео собирают, а за уроками путешествуют.

Хавьер Родригес — Javier Rodriguez
он не хотел танцевать танго, но не заметил, как стал «звездой»

«Мужчина создает стиль. Женщина, как правило, наблюдает и выбирает… Вы, женщины, знаете, что мы не сможем танцевать, если вас не будет рядом, и также наоборот. Здесь не может быть никаких ошибок, поскольку всё это – творение двоих, как и создание ребенка.»

«Никогда не говорите «да», когда вы должны сказать «нет». Не вставайте со стула, если вы не заставили себя чувствовать, если вы не зажгли свое сердце, отправляясь танцевать. Если вы пошли танцевать – танцуйте! Позволяйте себе, если вы делаете это с сердцем и головой, танцевать плохо, поскольку неважно, как ты танцуешь, всякий раз, когда ты чувствуешь. Если ты чувствуешь, то движение, которое ты сделаешь плохо, все равно выйдет у тебя хорошо.»

Уроки танго от Хавьера

Грасиэла Гонсалес — Graciela Gonzales
первая женщина-преподаватель танго

«Хороший парфюм и удобное объятие. Поверьте, когда женщины говорят о мужчинах, – а они много говорят о мужчинах, – они говорят именно об этом… Если женщина в принципе не любит обниматься, тогда ей нужно к психотерапевту».

«Я верю в игру, которая возникает по необходимости, а не для того, чтобы подразнить мужчину. Это значит, что игра порождается музыкой и мужчиной, с которым я танцую. В танго, как и в любви, содержится возможность быть как пассивной, так и активной…  Наша свободная нога принадлежит мужчине; это он придает ей движение. Ужасно, когда две головы думают за одну-единственную ногу.»

О нравах старых милонгерос

Карлос Гавито — Carlos Gavito
рыцарь духа «еще того» танго

«Вы в действительности обнимаете музыку, она только на первый взгляд похожа на женщину.»

«Для меня танго – это поэзия. Я всегда говорю, что начинаю танцевать с заглавной буквы, затем я ставлю запятую, затем многоточие, затем вопросительный знак, восклицательный знак, ударение и финальную точку. Это – то, как я танцую танго, шаг за шагом, и каждое движение – шаг. Поскольку я верю, что танго – это не шаги, а скорее то, что между ними, где нет ничего, где тишина, где память и воспоминания.»

Мудрость Гавито

Себастьян Арсе — Sebastian Arce
непривеченный в Буэнос-Айресе, надолго стал номером один в Европе

«Впустите музыку в свое тело. Почувствуйте, как она начинает жить внутри вас, что она делает с вами. И когда будете готовы, начните выпускать ее из себя в движение».

«Началась музыка – перестаньте разговаривать, не кидайтесь сразу делать шаги, не надо придумывать, что вы будете сейчас делать, какие ганчо или болео. Прислушайтесь, поймайте состояние.
Если вы в танце думаете о технике – вы не танцуете,
если вы думаете о том, как сейчас выглядите – вы не танцуете,
если думаете о том, что вы сейчас закажете в баре – вы не танцуете,
если вы думаете, что ваш партнер плохо пахнет – вы не танцуете,
если вы смотрите в зеркало – вы не танцуете,
если вы поправляете своего партнера или даже думаете о том, чтобы это сделать – вы не танцуете.»

Красота объятия

Чичо (Мариано Фрумболи) — Mariano «Chicho» Frumboli
икона стиля танго нуэво

«Я не имею того, что хотел бы «показать». Я танцую всегда то, что происходит со мной.
Если кто-то внесет что-то новое, большое для меня, я пойду брать их классы.»

«В какой-то момент я очень устал от строгих правил старых милонгеро, которые так не соответствовали моему времени, и поднял «бунт», пытаясь найти свой путь. И что же, сегодня я опять милонгеро; я против тех, кто не использует кабесео, не соблюдает правил и не имеет уважения к танго. Много людей потеряно для танго, они просто держатся друг за друга, чтобы танцевать якобы вместе… Я хотел бы, чтобы в танго вернулись разделенная сила и глубина двух людей, движения души. Я желаю, чтобы люди не воспринимали всё поверхностно, а чувствовали изнутри. Суть танго – это объятие и человек, с которым вы танцуете.»

Три интервью Чичо: 200520092011

Орасио Годой — Horacio Godoy
дерзкий экспериментатор и преданный исследователь традиций танго

«Фильмы с экшеном стабильно получают рейтинг 4-6. А попробуйте обойтись без стрельбы (болео) и автокатастроф (сакады). Обойтись одним актерским мастерством. Всю милонгу являть, кто ты есть. Вот такой фильм может выйти на единицу, а может на десятку.»

«Получается, что, убрав основные эффектные моменты, танцевать непросто. Тебе говорят: танцую прогулку и очо. А ты думаешь: три минуты??? Просто прогулка, и иногда очо, иногда хиро – это нужно делать так, как Месси в футбол играет

Все интервью Годоя

Алехандра Мантиньян — Alejandra Mantiñan
пожалуй, величайшая тангера нашего времени

«В танце нет страха. Только здесь люди ничего не боятся. И своим ученикам я говорю: да, вы сейчас думаете, что все непросто. На самом деле, это уже часть вас самих!»

«Когда ты идешь на милонгу, на лице должна быть улыбка, потому что ты находишься в обществе. В сообществе, в котором на всех достаточно любви и дружбы. И не потому, что мы все и вправду друзья. Дело в другом: мы любим одинаковые вещи, а именно – танго. Мы не можем вести себя инфантильно, глупо и равнодушно. Танго – это культура великих людей. Должно быть такое сообщество, в котором каждый может найти себе убежище. Место, где обретут тепло одинокие люди. И в этом отношении роль женщины особенно важна. Если нет настроения танцевать, пусть лучше сидит дома.»

Полное интервью Алехандры

Облик современного танго задают такие разные — на первый взгляд — пары. Но очень интересно наблюдать, какая сила и задор таится в старом поколении, как появлялись новшества, как современная динамика наполняет классические формы, и как в итоге пластичные и озорные молодые танцоры поддерживают традицию:

Нито и Эльба Гарсиа — Nito y Elba Garcia

Густаво Навейра и Жизель Анн — Gustavo Naveira y Giselle Anne

Хулио Бальмаседа и Корина де ла Роса — Julio Balmaceda y Corina de la Rosa

Рубен и Сабрина Велис — Ruben y Sabrina Veliz

Марсело Варела и Аналия Вега — Marcelo Varela y Analía Vega

Сесилия Гарсия и Серкан Гёкчесу — Cecilia Garcia y Serkan Gökçesu

Карлитос Эспиноза и Ноэлия Уртадо — Carlitos Espinoza y Noelia Hurtado

Себастьян Ачаваль и Роксана Суарес — Sebastián Achaval y Roxana Suarez

Себастьян Хименес и Мария Инес Богадо — Sebastián Jiménez y María Inés Bogado

Хуан Фоссати и Химена Арамбуру — Juan Fossati y Gimena Aramburu

Продолжая список значимых фигур, на чьих уроках посчастливилось побывать, унося в памяти меткое слово, поучительный образ, тонкое ощущение, эффективный прием, момент телесного прозрения, глоток самой атмосферы танго (увы, до синьора Гавито доехать не довелось), нельзя не упомянуть «блуждающих звезд»:

Дана Фриголи — Dana Frigoli

Пабло Инца — Pablo Inza

Филиппо Авиньонези — Filippo Avignonesi

Сигрид ван Тильберг — Sigrid van Tilbeurgh

Мазен Киван — Мazen Kiwan

Вот еще подборка видео маэстрос для вдохновения — скажем, по ролику в день. Отдельно собраны танцы, поднимающие настроение. А чтобы подписаться на самые свежие из ценных танго-видео с полезными комментариями, рекомендуем вступить в закрытую группу на фейсбуке «A-Tango para dos».

Статьи о тангоИстория • Звёзды • ТерминологияУчебная программа: наглядный словарь танго-фигур
Танго в КиевеМилонги и практикиТанго-этикетЧто нужно для тангоУчебное видеоСомневающимся

Расписание уроков танго, цены и контактыУчителя школыШоу-программыНовости

Обнаружили нерабочую ссылку? Дайте знать через комментарий!

Кумиры танго: 9 комментариев

  1. Избранные цитаты: Карлос Гавито

    Для своего танца я не беру за образец того или иного танцора. Образцом для меня послужил бы кот. Когда кот движется, вы видите его лапы и каждый отдельный мускул. Он движется медленно, но всегда готов к прыжку. Вы не сможете схватить его. Это – нечто прекрасное, достойное восхищения.

    Всякий, кто стремится хорошо танцевать, никогда не думает о шаге, который он собирается сделать. О чём он заботится, так это о том, следует ли он музыке. Видите ли, мы – художники, мы рисуем музыку своими ногами… Ритм лишь ориентир. Если вы хотите танцевать в ритм, давайте позовем кого-нибудь, кто играет на барабане.

    Вы не замечали, что торопливо выполняющий какую-либо работу человек за скоростью исполнения пытается скрыть свои ошибки? И что не делать н и ч е г о, зачастую, самая сложная из задач.

    Я настолько наслаждаюсь шагом, что в тот момент, когда я его делаю, я хочу сделать его долгим. Помню, мальчишками мы покупали мороженое на те деньги, что удавалось выпросить у родителей, и старались есть его так медленно, как только было возможно, чтобы продлить… удовольствие? или счастье? Квартал был нашим миром, а мы его маленькими богами. Боги могут позволить себе не торопиться. Позднее, когда приходит понимание, что жизнь, в сущности, коротка, что брать, по возможности, нужно все и быстро, ты уже не тот… Но потом и это проходит.

    С возрастом осознаешь: мы только отдаем. Никогда и ничего не удается нам забрать назад или вернуть утраченное. И то, что, по нашему мнению, возвращается – всего лишь иллюзия утраченного навсегда. Можно навсегда запомнить, но, увы, – невозможно повторить. Но нужно верить. И тогда жизнь неожиданно становится щедрой.

    Вот в чем величие танго: он дарит иллюзию возвращения. В этом и заключается наше преимущество – мы, люди танго, сознательно управляем своими иллюзиями. Мы верим, что нам повезет: прожить еще и еще одну, короткую – чужую жизнь. Чем дольше мы живем в стандартизованном, прагматичном, упорядоченном и благополучном мире, тем упорнее ищем выход в нашу нерациональную и беспокойную сущность. А танго лишь помогает нам в этом. В его мире еще столько свободы… Пока…

    Милонга – последнее место, где вы можете заметить кризис в стране, хотя и кажется, что от милонг проще всего отказаться в такой ситуации.

    Знаете, когда вы танцуете танго, вы на самом деле вкладываете в него какую-то частичку вашей жизни. Если вы танцуете свою жизнь, вы танцуете гораздо лучше.

    Кто живет – страдает, а тот, чья жизнь состоит из удовольствий – не знает боли, он не способен воспринимать поэзию, не сможет он и по-настоящему танцевать. Танго рассказывает о боли, о страсти, понимание его не зависит от возраста. Есть совсем еще молодые люди, чувствующие в себе танго, а есть и старше меня, все еще его не нашедшие.

    Я полагаю, глубоко заблуждаются те, кто говорит, что если вы не аргентинец, то не сможете танцевать танго. В моей стране танго было музыкой иммигрантов, поэтому у него нет национальности. Чувство – его единственный паспорт, а испытывать чувство способен любой человек.

    Настроение песни – вот к чему надо прислушиваться. Вы можете почувствовать это, даже если вы не понимаете слов. Я никогда не пойму, почему делают ганчос, танцуя под оркестр Мигеля Кало, хотя это танго – о любви. Ганчо же агрессивно. И почему женщина соглашается на эту агрессию, когда музыка говорит о любви.

    Некоторые преподаватели присваивают себе танец, говоря, что это их танго. Такого не существует для меня. Есть всего лишь разные интерпретации танго, каждый может выработать свой собственный стиль, выделяющий его среди других, но это не будет другое танго. Любой человек, хорошо учившийся у другого преподавателя, сможет легко танцевать со мной, и наоборот.

    [1. Биография и видео] [2] [3] [4. Последний монолог]

  2. В Европе, США и Азии тысячи людей начинают танцевать танго, посмотрев фильм «Урок танго» (режиссер – Салли Поттер, хореограф-постановщик – Пабло Верон).

    «Она – английский режиссёр, который хочет танцевать, а я – танцор, находящийся в Париже, который хочет играть на сцене. Для неё танец имеет почти метафизический смысл, некую оздоровляющую функцию, танец заново возрождает тебя. Я тоже это чувствую, как, собственно, и другие.»

    Избранные цитаты: Пабло Верон

    Это, возможно, самый сложный танец, потому что он – самый свободный. Однако, чтобы этой свободы достичь, вы должны сперва понять вашего партнёра. Танго целиком построено на коммуникации между мужчиной и женщиной. Танго заставляет вас быть с женщиной всё время, совсем не так, как в других танцах, где вы можете отделяться, а потом возвращаться друг к другу.

    Хороший танцор танго – это тот, у которого есть чувство ритма и хороший музыкальный слух. Он должен также уважать женщину; знать, что делать в нужное время с нужной партнёршей. Он заставляет её почувствовать, что она – самая лучшая танцовщица. Он танцует для неё. Если он в состоянии изящно исполнить сложные фигуры, он хорош. Но с той самой поры, когда он может танцевать в гармонии со своей партнёршей, он превосходный танцор. Хорошая партнёрша – которая не просто следует за мной, но ещё и слушает меня, и танцует. От следования она должна получать удовольствие. Она должна уметь раствориться в музыке и во мне.

    И в то же самое время, танго – это ещё и призыв к индивидуальности. Какого-то единого танго не существует – существует бесчисленное множество разных танго. Танцевать этот танец – значит заявлять о своём праве искать в танго что-то личное.

    Танцевать танго вы на самом деле должны учиться сами. Просто никто не сможет сказать вам точно, что именно делать. Каждый сам лично заново формулирует те или иные вещи согласно тому, что он видит, пробует сам и считает для себя подходящим.

    Когда в танго оказываются вовлечены люди из других танцевальных дисциплин – это фантастически хорошо. Когда вы закрываете что-нибудь наглухо, оно начинает разлагаться изнутри и потом умирает… но тут надо учитывать, что новое не всегда лучше старого и вряд ли можно создать что-то стоящее, если начинать с отрицания прошлого и оппозиции по отношению к нему.

    Я верю в то, что смешивать танго можно, только когда ты очень хорошо представляешь, что и с чем ты смешиваешь. Сегодня можно увидеть, как на плохую танго-базу накладывают всевозможные вещи. В своих поисках нового люди создают искусственный, простой и несколько аутичный танец, потому что они учат думать над ним, а не чувствовать его. Это уничтожает всякий креативный импульс. Танец – это прежде всего эмоция, чувство, инстинкт. Нужно позволить движению случиться. Мысль слишком медленна для того состояния, которое мы называем танцем. Печально видеть, как мужчины полностью поглощены собой и тем, что они делают, упуская возможность получить удовольствие от танца с красавицами, которых они держат в объятии.

    [1. Биография] [2. О новаторстве]

  3. Избранные цитаты: Хавьер Родригес
    (перевод Ильи Сёмочкина)

    Мне было лет 18-19. Первый контакт с танго случился по той причине, что мой папа – милонгеро, а мне танго не нравилось, и я начал ходить на его занятия, потому что у меня есть сестра, которая была совсем маленьким ребенком, и я сидел один с ней все время, поскольку ее мама лежала в больнице. Мой папа, будучи таксистом, проводил весь день в такси и потом шел на занятия. Единственным вариантом быть с ним и не сидеть постоянно дома взаперти было ходить на занятия танго.

    Однажды на место, рядом с которым я сидел, вернулся мужчина, сидевший там. Это был очень серьезный и элегантный господин. И некоторое время спустя туда пришла женщина со своим мужем, который, после того как она поцеловала его в губы, сказал ей, что подождет ее в баре на углу, пока она находится на практике. Дама подошла к мужчине, сидевшему рядом со мной, и начала: «Здравствуйте, дон “Хуан”!» — и он ей: «Добрый вечер, донья… “Инес”. Как здорово, что вы пришли, давайте потанцуем немного». И они отправились танцевать и танцевали так, как будто они были любовниками всю свою жизнь. Танцуя, они просто убивали друг друга, но не то чтобы они физически друг друга калечили, а в том смысле, что от этого шла мощная энергетика. И после, когда они возвращались к столику, разговаривая, она сказала ему: «Спасибо вам, что потанцевали со мной, мой муж не позволяет мне ходить на милонги, и только с вами я могу так прекрасно потанцевать». И он ответил ей: «Да, вы мне напомнили о моей жене» (его жена уже умерла, но он, танцуя с этой женщиной, как бы вспоминал свою супругу).

    После того как она ушла, а он остался, я сказал папе: «Пап, эта тетка – развратница какая-то, да и мужчина тоже странный…» и он ответил мне: «Нет, Хавьер, это не так, они все время вместе танцуют. Танцуют пару мелодий, но после у каждого из них продолжается своя собственная жизнь». И меня это поразило. Стало быть, танго так объединяет людей на такое короткое время.


    Жеральдин была Творчеством. Она оставила внутри меня Танго, много Танго. Она научила меня объятию, контакту сердцем, хорошему шагу, то есть тому, что надо разбиться, но делать шаги качественно. Но прежде всего – объятие. При этом не стоит вопрос, какое объятие, объятие есть только одно. Оно может быть более закрытым, более открытым, близким-близким или вы можете находиться в метре друг от друга, но все равно быть в идеальном контакте.

    Если женщина умеет обниматься, все остальное – попа, ноги и не знаю что еще – со всем можно разобраться, все можно исправить, все может измениться.

    Существуют танцовщицы из других танцев, которые могут совершенно спокойно взять хореографию танго и сделать нечто чудесное. То есть такую театральную постановку, потому что они это умеют делать, являясь актрисами и танцовщицами. Но говоря с танговской точки зрения, если эту танцовщицу мы сперва сделаем милонгерой, то она будет не просто прекрасна, она будет идеальна. Милонгера – это та женщина, которая любит танго и ходит на милонги, уважает это «святилище» и то ощущение, которое есть в этом месте. Всякий раз на милонге ваше сердце должно чувствовать, что даже сидя на месте, вы как будто танцуете, будто бы ваши ноги двигаются. А танцуя – танцевать вместе с партнером.

    Милонгерос оказываются друг перед другом, каждый со своей долей высокомерия и надменности, они соединяются в этом, встают в объятие, они знают, что сейчас будут обниматься. При всем этом, присутствует некоторое напряжение между ними, прежде чем они соединяются в объятии. Партнерша знала, что она делает в данный момент. Она делала пару шагов к мужчине, используя каблуки и очень уверенно стоя на ногах, при этом создавалось такое впечатление, что она сейчас его съест. Милонгеры были элегантны, чисты, с парфюмом, с укладкой из парикмахерской, но ходили как женщины, идущие по улице и готовые снять туфлю для защиты в любой момент. И такого рода линия поведения, такие качества постепенно ушли, сделавшись менее строгими.

    Имея такого папу, как мой, который является организатором праздников и сверхважных милонг, я мог попасть внутрь, но я не мог танцевать, потому что у меня не было брюк, на мне были джинсы, кроссовки, у меня были длинные волосы, что тоже было плохо. Все были с короткими уложенными волосами, в пиджаке, галстуке. Всё это, к счастью, претерпело изменения, став более гибким. И это здорово, что сейчас парни ходят на милонги в красивых рубашках, надевают чистенькие джинсы, туфли… Но необходимо не терять это ощущение волшебства события, у милонг должны быть свои тайны, тайны танго. Если не хотите следовать всему остальному – ваше право. Ты можешь выйти из дома в чем мать родила и прийти так на милонгу, но возьми с собой понимание того, что необходимо проживать все то, что происходит на милонгах. Можно не иметь уважения к происходящему, будучи в галстуке и без него. Или не чувствовать ничего, находясь в своем лучшем костюме. В таком случае, зачем тебе надевать свой лучший костюм, если ты все равно ничего не ощущаешь?


    Сегодня ученики управляют преподавателями. Сегодня маэстро должен подождать одобрения учеников и посмотреть, нет ли у них каких-нибудь комментариев. Нет, это здорово, конечно. Но в тот момент, когда преподаватель должен тебе что-то сказать, ты должен заткнуть рот и сказать: «Я попробую сделать так». Точка. Но ведь они не только не говорят тебе этого, они еще и говорят: «Я спрашиваю это у тебя, но, на самом деле, я знаю, как это делается, от другого маэстро, который сказал мне по-другому…»

    Не то, чтобы только я говорю единственно правильные вещи, но человек должен принять эту правду, почувствовать ее, прожить ее, попробовать сделать так. Потом, если это не окажется полезным для тебя – ничего страшного, найдешь другую правду.

    Раньше было так: синий, желтый, синий, желтый – все были разными. И вдруг ты приходишь на милонгу и видишь, что все вокруг – зеленое. Дело не в том, что все одинаково выглядят, а в том, что они танцуют одинаково. Вполне хорошо заметно, что этот парень, чтобы достигнуть того, что он достиг, использовал желтый и синий цвета и создал все это. Видно то, что он не пытался стать первичным, оригинальным цветом. А почему? Потому что ребята ходят заниматься ко всем маэстро подряд. И это здорово, но когда ты совсем младенец в танго, нужно быть осторожным.

    Люди приходят с телом-губкой и впитывают, впитывают, иногда впитывают даже ошибки преподавателя, не отдавая себе отчет в том, что у преподавателя тоже есть ошибки. Даже если ты — мой ученик, постарайся стать другим, поскольку ты далек от совершенства, когда начинаешь быть похожим на меня.

    Полная версия интервью – видео и текстовые файлы: [1] [2] [3]

  4. Воспоминания Грасиэлы Гонсалес

    Идеальный танец – это ощущение поездки. Связь – это самое важное. Если нет никакой связи, нет никакой поездки. Это только отработка… ничего больше. [1]

    Тебя обнимают, и ты понимаешь, что ты дома. И потом ты постоянно ищешь это, поэтому мы и ходим на милонги. Иногда находишь, иногда нет.

    Нужно было заслужить право носить туфли для танго и танцевать в данном месте. Молодая девушка, начинающая танцевать, должна была ждать как минимум 6 месяцев, отсиживая все субботниe вечера за столиком на милонге, прежде чем ее приглашали. Я ждала более полутора лет. [2]

    Есть что-то, что делали танцоры старой школы и то, что сейчас не делают молодые: они предлагали движение и когда ты начинала двигаться, они за тобой следовали, сопровождали тебя до того момента, пока ты его не закончишь, до начала следующего ведения, и так далее. Ведение на 50% идет от мужчины, а оставшиеся 50% – это исполнение этого движения. Если нет этого равновесия, возникает конфликт. Танец – это диалог, а не монолог.

    Когда я начинала танцевать, в 1988 году, все танцевали хорошо, прежде всего потому, что никто не был ни на кого похож. Каждый танцор был уникален, поэтому танцевать с любым из них было вызовом. Это уже само по себе было уроком танго. По средам, в Сундерленде, Порталеа (Portalea) проводил практику, куда ходили Пупи (Pupi), Лампасо (Lampazo), Вижарасо (Villarazo), Качо Пистола (Cacho Pistola), «турок» Хосе (el turco Jose), Петролео (Petroleo), сам Порталеа. Во всем, что они делали, была такая уверенность, что следовать им мог любой, потому что это было просто. Всегда было интересно смотреть «а с чем этот выйдет сегодня». Это всегда была неожиданность, сюрприз. Сегодня этот момент неожиданности утрачен.

    [Большое интервью]

  5. Из заметок Сергея Волкова

    Серьезно, тихо и внутренне волнуясь Чичо говорил нам о том, что мы все, к сожалению, сняли для себя с танго его форму. Скопировали внешнее. Постуру. Объятие. Выражение лиц. Все это надо забыть. Потому что за царством этой формы – пустота и испуг. Испуг от того, что нам нечего сказать и дать другому, тому, ради кого мы встаем в объятие и танцуем. Одетые в форму танго, два человека подходят друг к другу, делают вид, что обнимаются – и вроде бы за счет этой формы облегчается контакт и даже чего-то на вид получается. Но на самом деле это только на вид. Форма отдаляет нас от танго, сказал Чичо. Нет формы, взятой напрокат. Есть вы и ваше содержание. Придайте ему свою форму, а чужие – выкиньте.

    Когда я учился танцевать, сказал Чичо, я по три раза на дню брал уроки у разных преподавателей. И каждый из них говорил: настоящее танго – здесь, у меня. Всё остальное – ненастоящее танго. Представляете, сказал Чичо, по три разных настоящих танго каждый день? К какому итогу неизбежно приводит тебя такая жизнь? Только к одному: нет настоящего танго, приходящего извне. Есть ты и твой танец.

    Но это танец для того, с кем ты встал его танцевать. Я должен вам сказать печальную вещь, сказал Чичо. Вы в Москве танцуете на милонгах танго напоказ. Это грустное зрелище. Вы больше думаете о том, кто на вас смотрит, чем о том, с кем вы сейчас. На милонге я могу тридцать секунд следить за парой – и все, дальше скучно, все понятно и похоже на других. Я должен вам это сказать, сказал Чичо, хотя это печально и вас обидит. Но это то, с чем надо работать.

    И мы начали работать. Тема урока была – близкое объятие. Чтобы его собрать, мы посылали свою партнершу, не касаясь ее, почти силой мысли, в пространство зала, дальше, дальше, дальше, мы танцевали с ней на расстоянии нескольких метров в мешанине других людей, теряя из виду, но стараясь держать в поле концентрации. Потом мы переключались на кого-то другого и вели его, потом третьего, четвертого. Большой зал варился, как кастрюля с супом, там что-то булькало, кипело, крутилось… Потом мы опять свою партнершу находили взглядом, концентрировались на ней и начинали ее притягивать, к себе, ближе, ближе, ближе… Потом мы наконец оказывались рядом – и возникавшее объятие заключало в себе силу этого взаимного притяжения через весь зал.

    Чичо хотел от нас такой силы. Такой нацеленности на другого. Такого вбирающего и очень заряженного, концентирующего объятия. В конце урока он буквально заклинал нас, внутренне волнуясь и мучаясь от видимой бесполезности своих усилий – быть собой. Слушать другого. Слушать себя.

    Мы платим самые большие деньги за то, чтобы узнать самые простые вещи. Быть собой. Какая новость! На самом деле – новость и страшный дефицит. Но надо пройти опыт осваивания разных форм, много лет примерять на себя чужое и отбрасывать его, учиться, учиться и еще раз учиться, чтобы прийти к такому итогу, который вроде бы был известен с самого начала – быть собой. Естественным. Простым. Писать как слышишь. Слышать как дышишь. Танцевать как ходишь. Танцевать как хочешь.

    Тому же самому нас учат на семинарах Карлитос с Ноэлией. Они всё знают про танго, которое вырастает из естественного шага, из естественного положения тела, из простого желания быть вместе. Ничего специально сочиненного. Наоборот, это сочиненное ужасно мешает – и они высмеивают его на уроках, веселясь и потешаясь. И нас веселя. Они показывают нам самые простые вещи, которые оказываются мегаполезны. Мы сегодня три часа ходили, переносили вес, искали бедра, вырастали вверх, забирая с собой партнершу… Этому предавались все пришедшие на семинар независимо от стажа танцевания – и это было непросто для всех. Потому что это из той же оперы, о которой говорил нам Чичо. Из той же сферы сложной простоты. Вроде бы всеми освоенной, но на уровне формы…

    И так странно сегодня было видеть после всего этого подлинного первое шоу в Дурове. Вот же – то самое царство танго напоказ, когда людям нечего сказать друг другу, когда все фальшиво, блестяще, крикливо, суетливо, эффектно и пусто. И странно было видеть дикий восторг публики. Мы тоже, тоже так хотим! Еще, еще!

    А мы правда так хотим? Мы за этим гонимся и этому учимся? Если да, то прав Чичо. Так нам и надо. Еще, еще!

    А потом на танцпол вышли Чичо с Хуаной – и все расставили по своим местам. Они танцевали друг для друга. Они были направлены внутрь пары. Они были сконцентрированы на том, что происходило между ними. Им хотелось друг с другом говорить – и главное, им есть про что говорить. Они бы и без нас это делали так же. И какая возникала плотная, сосредоточенная ткань человеческих отношений, как многослойно и сложно организовывалось вокруг них нечто, что с каждым их движением все больше и больше забирало тебя с потрохами. Их танец не прерывался аплодисментами – потому что не надо было ни им мешать, ни себе. Пока они танцевали, некогда было думать ни о чем.

  6. Интервью с Орасио Годоем [часть 1] [часть 2] [часть 3] [2014] [2015]

    Интервью с Хулио Бальмаседой [часть 1] [часть 2] [часть 3]

    Интервью с Алехандрой Мантиньян и Аоникеном Кирогой [pdf]
    2:02 — 2:13: тот самый уникальный трюк с мужской сольтадой под волькадой

  7. Грасиэла Гонсалес — не первая женщина-преподаватель танго.
    Она называет Марту Антон — своей танго-мамой.
    Они вместе с Veronica Alvarenga вели занятия в «La Galería del Tango» с 1991. Мужчины там не преподавали.

    • А еще можно вспомнить Ольгу Бесио, которая «сделала» Навейру. Но вот как выразить значение Грасиэлы в мировом танго…

  8. Если можешь ходить, то и танцевать тоже сможешь. Если понимаешь танго, тексты песен, музыку, будешь совершенно по-другому двигаться, чем когда просто думаешь о теле, шагах и технике. Музыка — это причина, которая побуждает нас танцевать. — К интервью с Кориной де ла Роса

    Чтобы хорошо танцевать, нужно не терять желание танцевать, не терять стимул двигаться дальше и находить то, что делает их сильнее. Нужно чувствовать контакт со своим телом и эмоциями. Думаю, что внутри себя каждый из нас знает, когда нам грустно, когда мы счастливы, когда хотим смеяться, когда мы лучше чувствуем себя и своё тело. Есть моменты, когда мы можем все это почувствовать и воспринять. Эти ощущения не нужно блокировать, их нужно перенести в танец, освободить их и позволить пройти. И если это происходит, если мир эмоций и мир движения объединяются в танце, то, думаю, ты танцуешь хорошо. Создаёшь хороший момент и переживание, чтобы разделить их с партнёром и собой. В общем, нужно просто быть в контакте с собой. Когда мы не в контакте с собой, мы не можем танцевать, это тогда, когды мы не находим ось, не понимаем, откуда идут все трудности. И это не связано с другим человеком, это мы сами. Чтобы хорошо танцевать, в первую очередь, нужно найти контакт с собой, а уже потом со всем остальным: музыкой, партнёром, ситуацией. — К интервью с Сесилией Гарсия

    Навык, который даёт танго, учит точности и требовательности, это невероятно сложно, но в то же время даёт невероятную свободу. Умение хорошо танцевать связано с поиском баланса между «делать» и «быть». А это, на мой взгляд, очень разные навыки, хоть и взаимодополняющие. — К интервью с Марией Филали

    Женщине важно не терять присутствие духа, когда она понимает, что гендерный баланс играет роль в том, что ей не удаётся потанцевать с тем, с кем она хочет. И когда наступает хорошее время (хорошие партнеры, хорошие танцы, хорошая атмосфера), то этим нужно очень активно наслаждаться, культивировать в себе наслаждение от танго. — К интервью с Вероникой Тумановой

    Девочки приезжают в Буэнос-Айрес и хотят успеть на 150 уроков в день. И потом у них в голове остаётся каша, да и тело просто неспособно справиться с таким объёмом информации. И это приводит к депрессии и отчаянию, потому что ничто не работает так, как надо. Поэтому, если хотите развиваться, стоит впитывать информацию более мелкими порциями, с меньшим нетерпением и меньшими требованиями. С большим удовольствием и спокойствием. Также перестать смотреть вокруг и ориентироваться на внешнее, понять: то, что мы видим, часто не является этим на самом деле. Каждый человек — это целый мир, у него есть свой путь, и иногда человек притворяется тем, кем он на самом деле не является. Попробуйте больше заряжаться от танца, опыта, и затем идите по своему собственному пути. — К интервью с Мариэлой Саметбанд

    Танго — это не техника, и не что-то физическое, это что-то чудесное. — К интервью с Магдаленой Гутьеррес

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s